Главная » Статьи » Мои статьи

О матери...часть 4.

9 Мая!

День победы! Победа!

Нет, это не мой праздник. Из моего календаря он вычеркнут в день смерти Валентина. Торжество этого дня для меня навсегда утрачено; оно истекло кровью его ран, моими слезами.

4.06.45

Вчера была в деревне. Природа — прекрасна, но человек жалок. Не телом, конечно, — духом.

Заросшее бурьяном родное пепелище не всколыхнуло души, будто и там — глухие бурьянные заросли. Только одно воспоминание о тех, несравненно дорогих сердцу людях, которые навсегда остались в этой земле, пробежало в душе мелким ознобом.

24 июля. 1949.

Это было давно. Шесть лет назад. Но каждую весну, вечерами, девушки из ближайших сел приходят убирать холмик полевыми цветами, каждую весну в сердце моём ноет старая рана. Я не ищу забвения, эта боль стала ощущением жизни, потому что она есть святая память о павшем друге и муже в боях за жизнь.

— Знаешь, что я бы сделал сейчас с тобой: разорвал бы грудь и посадил бы тебя туда всю, как есть.

Затаив дыхание, я слушаю его. Я обнимаю его крепко обоими руками. Мы долго сидим неподвижно, молча. Я вижу небольшой клочок неба, — по нему быстро проносятся низкие разорванные облака, то обнажая, то снова скрывая крупную, одинокую звезду. Изредка доносятся отделённые раскаты грома. Короткие отсветы далеких молний слабо озаряют лохмотья неба, кустарник, наш участок. Трудно верить, что все это наяву. Разве можно верить глазам, если неуловимым взмахом ресниц, как волшебным жезлом, разрушаются самые чудные видения. Он говорит задумчиво:

— Хочется долго, долго жить. — не меньше века. Сколько бы ты хотела?

— Я? — вопрос настигает меня врасплох, среди моих дум. — Я хотела бы только увидеть сына — красивым, сильным, двадцатилетним… Умным.

Он вдруг сразу оживляется, сильным движением приподнимает меня за плечи. На расстоянии вытянутых рук я вижу его лицо, ставшее без улыбки торжественно-серьёзным:

— А я хочу видеть внуков; больших, взрослых уже…

Потом, помолчав, добавляет:

— Это будет, будет… И мне кажется смешным, что я когда-то буду сгорбленным немощным стариком. Буду, конечно, седым и столетним, но немощным… Нет, невозможно… Неужели время может вынудить эти мышцы… Оно взрастило и закалило их. Ведь это наше время, наше, как же оно может нас не любить так же, как мы его.

Руки мои лежат на его предплечьях, и сквозь жёсткую ткань пиджака я чувствую их каменную упругость.

— Да, у тебя отличные мышцы.

— Какие?

— Отличные, говорю!

И словно любуясь собственной силой, с тихим смехом тормошит мои плечи:

— А ты, ты — неужели такая слабенькая, что не рассчитываешь прожить столько…

— Боюсь просчитаться.

— Трусиха! А хочешь разделим пополам сумму?

И прислонившись горячей щекой к моему лбу, повторил совсем тихо:

— Хочешь?

 

Большинство людей воспринимает истины без колебаний и сомнений, с верой в авторитетность их изречения. Нередко и без анализа. В школе они заучивают афоризмы, формулы, теории, не вникая в логику выводов.

Во мне всякая истина утверждалась не сразу, она вызревала как фурункул, комок противоречий, упрямой логикой изысканий, иногда сомнений и недоверия. Потому, всякая истина, усвоенная мной, есть глубокий шрам на душе.

21 ноября 1949 года.

Паня завидует моей романтичной истории. Я не знаю, чему здесь завидовать. Я похожу на священника-атеиста, который, утратив безотчетную веру в бога, проповедует свою религию лишь потому что привык кормиться приходом, да и не знает, как поведут себя люди без уз религии. В религии он продолжает видеть кодекс самых могущественных законов, и ради общего благополучия насаждает в людях уважение к этим законам.

 

Ежедневно я прохожу мимо лагеря военнопленных немцев. Они работают на жилищном строительстве. Один из них постоянно провожает меня какими-то неопределенными звуками, очевидно желая обратить на себя внимание. А мне хочется всякий раз сказать ему по-немецки какую-нибудь (далее немецкий).

Как тогда — 8 лет назад. Восемь лет назад они пришли к нам, сжигая и разрушая все на пути. А теперь они строят.

Что они — звери? Люди, обыкновенные люди, — тогда их заставляли разрушать, теперь, уже другая сила, заставляет их строить.

И они исполняют и то и другое аккуратно. 8 лет!!! Фокус жизни! Нелепость!

Категория: Мои статьи | Добавил: MargaRita (01.04.2017)
Просмотров: 31 | Теги: мать, война, дневники | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar